О Литургии святителя Василия Великого

В Православной Церкви в настоящее время употребляются две полных Литургии – святителя Василия Великого и святителя Иоанна Златоуста. С именами этих святых связана в первую очередь анафора (от греч. ἀναφορά – возношение) той и другой Литургии. Анафора – главная молитва, которую священник читает про себя, тихим голосом или иногда довольно громко в алтаре после слов: «Благодарим Господа» – до возгласа: «И да будут милости великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами», то есть во время Евхаристического канона, как сейчас в обиходе часто называют этот отрезок службы. Во время этой молитвы происходит пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Иисуса Христа.

Собственно, говоря об особенностях Литургий святителя Василия Великого и святителя Иоанна Златоуста, речь идет в первую очередь об анафоре и еще нескольких молитвах, так как в отношении обряда в целом различий очень мало.

Первое различие между двумя Литургиями, которое бросается в глаза, – это большая продолжительность и торжественность Литургии святителя Василия. Ее особый статус в богослужении виден из того, что, хотя в наши дни она положена всего десять раз в году, она совершается в важнейшие дни церковного года в период с преддверия Рождества до Пасхи. Этот период в «окаймлении» главных праздников христианского мира наиболее насыщен торжественными богослужениями, на него попадают еще четыре двунадесятых праздника, два древних поста – Великий и Рождественский – и Страстная седмица. Литургия святителя Василия совершается на вечерне древнейших праздников Рождества Христова, Богоявления и Пасхи (в наше время ассоциируется с Литургиями Сочельников и Великой субботы, а по сути относится к дням самих этих праздников); в пять воскресений Великого поста, в Великий четверг – в самый день Тайной вечери и установления Таинства Евхаристии, – а также в день памяти самого святителя Василия 1/14 января, который совпадает с праздником Обрезания Господня.

Литургия святителя Василия известна не только в православном мире: ее анафора «(или явно – в одной из ее редакций, или неявно – в виде ее фрагментов, использованных в других анафорах) вошла в богослужебный обиход всех восточных Церквей, а после II Ватиканского собора – и в богослужение католиков западного обряда».

История и авторство Литургии

В церковной среде широко распространено мнение, согласно которому Литургия святителя Василия появилась в результате сокращения очень длинной Литургии апостола Иакова (якобы из милосердия, ради немощи и для облегчения молитвенного труда присутствующих), а Литургия святителя Иоанна Златоуста – это сокращенная Литургия святителя Василия. Такая теория излагалась в нескольких церковных сочинениях и особенно в древнейшем и авторитетнейшем трактате, который вплоть до XX века приписывался святителю Проклу Константинопольскому, ученику святителя Иоанна Златоуста. Однако в XX веке литургисту Ф. Леруа удалось убедительно доказать, что этот трактат является подделкой XVI века.

Так как же тогда на самом деле соотносятся между собой три наиболее известных в православном мире Литургии? Ответ на это постарались дать другие исследователи XX века. Начать следует с малоизвестного широкой публике факта: сохранились две основные редакции анафоры святителя Василия Великого – краткая и пространная, – значительно отличающиеся друг от друга. Пространная – та, которая знакома всем нам, – совершается во всех Православных Церквах; существуют также ее армянские и сирийская версии. Краткая редакция, по-другому называемая египетской, является главной Литургией в Коптской Церкви; известны также ее греческая и эфиопская версии. Пространная редакция возникла на основе краткой в результате ее переработки и значительного дополнения.

В западной науке ХХ века бытовало мнение, что святитель Василий не был автором молитв Литургии и что он мог только отобрать известные и распространенные к тому времени евхаристические молитвы, изменить или пояснить в них некоторые выражения. Однако к настоящему времени рядом литургистов, путем тщательного текстологического анализа и сопоставления анафоры святителя Василия с другими его трудами, было убедительно доказано, что и краткая, и пространная ее редакции являются творением самого Великого святителя.

В то же время все они сходятся в том, что святитель Василий не мог совершенно оставить в стороне богослужебные тексты, которые были традиционными в Каппадокии ко времени его восшествия на кафедру. Скорее всего он коренным образом редактировал существовавший до него текст древней анафоры, предположительно традиционной анафоры Кесарии Каппадокийской, где был епископом, прибавив большие части молитвы, много богословских идей, новую богословскую терминологию и т.п..

Судя по отрывку из трактата святителя Василия «О Святом Духе», в его время не существовало твердой, письменно зафиксированной анафоры:

«Слова призывания в преложении хлеба Евхаристии и Чаши благословения кто из святых оставил нам письменно? Ибо мы не довольствуемся теми словами, которые Апостол или Евангелие упоминает, но и прежде их, и после произносим и другие, как имеющие великую силу для Таинства, приняв оные от неписанного учения».

О литургической деятельности великого святителя с ясностью говорит надгробная речь, которую посвятил ему его друг святитель Григорий Назианзин. Перечисляя добродетели почившего, он упоминает «упорядочение молитв» или «составление последования молитв». Связь Литургии с именем святителя Василия в литературе можно проследить с V или VI века. Около 543 года Леонтий Византийский писал, что уже за век до этого в Константинопольской Церкви находились в использовании Литургия святителя Василия и Литургия Апостолов.

Кроме того, краткая редакция анафоры святителя Василия стала основой и для составления Литургии, известной как Литургия апостола Иакова, то есть соотношение между ними ровно противоположное, нежели обычно думают.

Анафора Литургии святителя Иоанна Златоуста текстуально никак не выводима ни из той, ни из другой Литургии и представляет собой, по-видимому, плод независимой авторско-редакторской работы святителя Иоанна над древней анафорой Двенадцати апостолов, которая сохранялась в Антиохийской Церкви.

Интересно отметить, что в служебниках до X века Литургия святителя Василия находилась перед Литургией святителя Иоанна Златоуста – в отличие от более поздних и современных служебников, где первой идет Литургия Златоуста. Это указывает на то, что Литургия святителя Василия была основной Литургией в Константинополе в доиконоборческую эпоху – качественно (употреблялась для более торжественного богослужения по воскресеньям и в важнейшие дни года) и, быть может, количественно (то есть ее служили чаще, чем Литургию святителя Иоанна), хотя последнее остается догадкой. По некоторым признакам можно предположить, что она обладала почти полной монополией на время пасхального цикла (Великий пост, Пасха и Пятидесятница), а Литургию святителя Иоанна служили по праздникам святых и в период от Пятидесятницы до Рождества. Отголоски такого положения дел, возможно, мы видим и в нынешнем распределении этих двух Литургий.

Причины изменения статуса двух Литургий после IX–XI веков доподлинно неизвестны. Возможно, это произошло как раз из-за краткости Литургии святителя Иоанна Златоуста на фоне «распространения в византийских монастырях практики ежедневного служения Литургии».

Богословское содержание анафоры

Если давать краткое определение анафоре, то можно охарактеризовать ее как молитву

  • благодарения Богу,
  • воспоминания Его благодеяний человеку, в том числе Искупления и дарования Евхаристии,
  • прошения освятить Дары и причащающихся,
  • ходатайства Богу за разных людей.

Анафора святителя Василия «отличается богословской точностью и глубиной, которые сочетаются с литературным изяществом и со стройностью текста в целом». Она намного длиннее такой же молитвы в Литургии святителя Иоанна Златоуста, поэтому хор использует более протяжные напевы, чтобы священник успел ее прочесть.

Анафора святителя Василия обращена к Богу Отцу и начинается с этого обращения:

«Сый (Сущий) Владыко, Господи Боже Отче Вседержителю покланяемый!»

Далее следует благодарение Богу, которое построено таким образом, чтобы отразить как можно больше богословских положений Откровения, то есть того, что людям известно о Боге, и имеет четко выраженную троичную структуру (то есть говорится о каждом Лице Святой Троицы).

Вступление последовательно описывает каждое Лицо Пресвятой Троицы с помощью цепочки эпитетов, взятых в основном из Священного Писания Нового и Ветхого Заветов. О святителе Василии Великом известно, что он придавал большое значение обоснованию догматов ссылками на Священное Писание, поэтому обилие цитат в Литургии также принимается учеными как один из критериев ее принадлежности святителю.

Богу Отцу усваивается господство над всей тварью, непознаваемость («безначальне, невидиме, непостижиме…») и Отцовство. Последнее позволяет автору анафоры сделать логический переход к повествованию о Сыне Божием. Иисус Христос здесь дважды называется Богом, подчеркивается Его равенство Отцу («Печать равнообразная») и другие Божественные свойства («Жизнь, превечная Премудрость»). Переход к изложению догматов о Святом Духе осуществляется словами «Имже (то есть Христом) Дух Святый явися». Третье Лицо Пресвятой Троицы характеризуется как «Начаток, животворящая Сила, Источник освящения». Все эти имена указывают на Божество Святого Духа.

Далее мысль молитвы переходит к творению, которое, будучи укрепляемо Святым Духом, служит Богу и приносит славословие. Подробно перечисляются ангельские силы, и последними упоминаются серафимы, воспевающие Трисвятую песнь «Свят, Свят, Свят»; их описание взято из видения пророка Исаии (см.: Ис. 6: 2).

После ангельской песни священник, раскрывая понятие святости и справедливости Божией, воспоминает историю домостроительства, историю взаимоотношений Бога и человека, особенно различных действий Божиих, предпринятых для обращения и спасения падшего человека. Венчает их история земной жизни Спасителя и описание Тайной вечери. Характерной чертой Литургии святителя Василия является то, что перед словами установления («Приимите, ядите…» и «Пийте от нея вси…») вслух произносятся вводные слова: «даде святым Своим учеником и апостолом, рек», то есть «подал (хлеб, вино) святым Своим ученикам и апостолам, сказав».

Весь предыдущий блок благодарений и воспоминаний завершает возношение Даров в жертву благодарения «о всех и за вся», что по-русски можно перевести как: «согласно всему [сказанному выше]» – благодарение за все, что священник перечислял до того.

Далее следует прошение освятить Дары и причастников. Тропарь третьего часа и слова «преложив Духом Твоим Святым» не находились изначально в анафоре святителя Василия, а были вставлены туда в XV веке в ходе антилатинской полемики. Вслед за освящением Даров следует прошение о единстве причащающихся и об их достойном Причащении, чтобы они «обрели милость и благодать со всеми святыми от века», после чего перечисляется, с какими святыми. Упоминание о Пресвятой Богородице произносится вслух («Изрядно о Пресвятей»).

После перечисления святых и поминовения усопших словами «еще Ти молимся» открывается большой блок прошений, каждое из которых вводится словом «помяни»: так начинаются ходатайства – молитвы за разные категории людей с их разными нуждами. Эти прошения ярко рисуют общество и те жизненные трудности, которые были у людей эпохи святителя Василия – совершенно те же самые, которые несут люди и сейчас.

Священник молится отдельно за тех, кто пожертвовал хлеб и вино для этой Литургии, и за тех, ради кого они эти дары принесли («принесших и… за них же принесоша»), за жертвователей, за «поминающих убогия», за отшельников, монахов и подвижников, за царя и другую власть («в палате братию нашу»), за воинство, за находящихся на этой Литургии в церкви и по уважительным причинам отсутствующих, за супругов, младенцев, юных, старых, малодушных, заблудших, плавающих и путешествующих, вдов, сирот, пленных, больных, судимых, заключенных и всячески бедствующих («на судищи, и в рудах, и в заточениих, и в горьких работах, и всякой скорби, нужде и обстоянии сущих»), за духовенство. Видимо, по отношению к таким поминовениям на Литургии, показывая высоту священнического служения, святитель Иоанн Златоуст говорит, что священнику дано дерзновение «молиться за вселенную».

Отдельно можно отметить такие замечательные и глубокие по содержанию прошения, как прошение вознаградить жертвователей небесными сокровищами: «воздаждь им богатыми Твоими и небесными даровании, даруй им вместо земных небесная, вместо тленных нетленная», – и заключительное прошение-благодарение: «Твой мир и Твою любовь даруй нам, Господи Боже наш; вся бо воздал еси нам» – то есть (на самом деле) Господь всё, особенно для жизни временной, уже даровал нам, просто мы забываем о том, и самое главное, о чем мы просим, – мир и любовь Божии.

Уставные особенности

Как уже было сказано, анафора Литургии святителя Василия значительно длиннее анафоры святителя Иоанна Златоуста. Отличаются также другие священнические молитвы, начиная с молитвы об оглашенных. В остальном же, по внешнему своему чинопоследованию, Литургия святителя Василия мало чем отличается от Литургии святителя Иоанна Златоуста. Как было сказано выше, для Евхаристического канона выбираются более протяжные, торжественные напевы (часто Киевский); перед «Приимите, ядите» и «Пийте от нея вси» добавляются слова «Даде святым Своим учеником и апостолам, рек». Вместо «Достойно есть» поются ирмосы «Странствия Владычня» и «Не рыдай Мене, Мати» в Великие четверток и субботу, Задостойник праздника (под Рождество, Богоявление и Пасху) или «О Тебе радуется, Благодатная» в остальные дни. Святитель Василий поминается на отпустах, и ему читается тропарь на благодарственных молитвах.

Будем дорожить теми нечастыми случаями, когда удается побывать на этой замечательной, исторической, торжественной Литургии, доносящей до нас голос великого богослова и подвижника святителя Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийской.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *